Про Собчак и скандал с «аутингом»: как мыши котов спасали

Ксения Собчак уличила в гомосексуальности 26-летнего Артема Королева, бывшего сердечного друга Ашота Габрелянова, чей папенька — босс пропагандистской медиа-империи («ЛайфНьюс» и др.), активно участвующей в анти-геевской истерии в России. Сам Ашот, впрочем, ныне отправлен в США, а вот Артемка все также надрывается в Нерезиновой на ниве пропаганды гетеросексуализма. Но виновата во всём, конечно же, Собчак — так считают диванные аналитики по гомосексуализьму и блогеры-борзописцы, вывалившие в интернеты белые польта высочайших стандартов журналистской этики и внезапной защиты ЛГБТ. Интернетам что, они стерпят.
А мы, извините, нет.

Ашот и Артем
Два котика: Ашот и Артем

Предыстория скандала

Собчак будет вести программу "Битва ресторанов"
Собчак будет вести программу «Битва ресторанов»

Ксения Собчак получила новую работу на телеканале «Пятница», где с 4 августа будет вести программу «Битва ресторанов». Вероятно, тогда и упал взгляд телеведущей на еще одну звезду канала «Пятница» — Артема Королева. Артем — лицо и совладелец «Dandy cafe», в прошлом виджей МУЗ-ТВ и MTV Россия, автор программ на телеканале Russia.ru, актер сериала «Интерны», гламурный столичный тусовщик, у которого даже есть официальный фан-клуб.

Ксения немедленно отреагировала публичным сочувствием на чудовищное положение вещей, когда гей — такой внешне прогрессивный и свободный, молодой, успешный — вынужден по роду профессии не просто скрывать правду о себе, но и транслировать восхищение гетеросексуальными ценностями. Вот текст поста Собчак в Инстаграм (сообщение сейчас удалено, см. объяснение Ксении далее):

Пост Собчак в Инстаграме
Тот самый пост Собчак, собравший к моменту скриншота около 13 тыс. лайков

«Этот пост — яркое подтверждение того, почему так важно толерантно относиться к сексменьшинствам, как важно принимать законы, которые позволят им не чувствовать себя «в опале». Артем Королев, один из самых активных гей активистов тусовочной Москвы [прим. ред.: Ксения имела в виду «активный участник столичной гей-сцены», что немного другое по смыслу, чем «гей-активист»], бывший «близкий друг» Ашота Габрелянова, вынужден писать эти унизительные посты про женское внимание, потому что знает-уволят как Красовского, если сделает coming out. Да какой камингаут, если Габрелянов-старший, проследив за сыном и узнав, наконец, «страшную» для него правду — лишил работы и отослал подальше от себя? За что страдают эти ребята? За то, что живут в косном, не толерантном обществе? И главное, хотите ли вы, чтобы приспосабливаясь к средневековым стандартам российских «духовных скреп», эти несчастные вынуждены были жениться, например, на ВАШЕЙ дочери? Для того, чтобы и Артем и Ашот и многие сотни других таких ребят могли нормально жить и не думать, что они «ненормальные» и нужен закон, который был принят в США. И во многих других цивилизованных странах действующий.»

Инстаграм Артема КоролеваРечь идет о посте Артема Королева на страницах его соц.аккаунтов (Вконтакте, Инстаграм, персональный сайт), где бурлит гламурная столичная жизнь и нарочито гетеросексуальное внимание к почитательницам.

«У девушек есть какая-то волшебная сила заставлять нас, парней, делать все, что им захочется. Терять голову, плакать, смеяться и все это тогда, когда им надо.
Со мной это тоже работает периодически :) На сайте www.prоmо-gоt2b.ru девушки делятся своими приемами обольщения и пытаются меня очаровать. Посмотрим, у кого это получится :) #приемыобольщения #got2b»

"Киски ко мне тянутся" - хвалится в соцсетях герой скандала
«Киски ко мне тянутся» — хвалится в соцсетях герой

Публичная реакция

Ксения «хотела как лучше, а получилось, как всегда». В соцсетях немедленно развернулись баталии с обсуждением не самого факта лицемерия хорошо пристроившихся в системе медиа-пропагандистов, которые умудряются и на ёлку влезть, и бампер не поцарапать, сколько тезиса «Имела ли право Собчак так поступать?»

Пафосные завывания о «журналисткой этике» из медиа-гуру посыпались, как из жучки блохи. Вот Багиров в «Снобе» называет поступок Ксении «грязной низостью». Вот Тимофеевский эстетствует: «кто-то из них ей в суп нассал, но это не повод самой опускаться ниже плинтуса»Кашин с размашистым

«Атака Ксении Собчак на начальников Lifenews, замаскированная под аутинг (раскрытие чужой сексуальной ориентации) случайно подвернувшегося ведущего канала «Пятница», по состоянию на конец июля – самое яркое в этом году публичное тестирование границ журналистской этики.»

Ну разумеется, еще не остывшая июльская провокация с Ермошкиным — хабаровским учителем, уволенным с работы за ЛГБТ-активизм, которого запугали и под надуманным предлогом выманили на интервью в Москву журналисты канала «Россия», чтобы смонтировать фразы в образ «завербованного американскими cпeцcлужбaми» в псевдо-документальном фильме, показанном на всю страну «Специальный корреспондент. Ядовитый экспорт» — это «самым ярким тестированием журналисткой этики за год по состоянию на конец июля» считаться не может нипочем.

Тут же трясет кулачками Минаев:

«за аутинг общество бьет по роже гораздо больнее, нежели за презираемую вами, мои маленькие борцы с фашизмом, гомофобию».

Он серьезно? Геи лупасят «по роже» косметичками гопников вроде Тесака и Энтео? Автор, проснись, прими лекарство.

Какой внезапный журналистский экстаз в защите «бедненького, ни в чем не повинного гея», который и без этой защиты вполне себе в шоколаде.

О чем вы, господа? Какие могут быть разглагольствования о «журналистской этике», когда на главных каналах страны творятся такие провокации, где российские ЛГБТ с ног до головы оболганы и изваляны в грязи, вот в таких, и таких информационных поделках, где главный пропагандист страны призывает «сжигать сердца геев». И это только ТВ! Не говоря о тысячах гомофобных публикаций и выступлений в бумажных СМИ и интернете, об организованной травле ЛГБТ-подростков. На фоне катастрофических цифр самоубийств среди ЛГБТ.

Признайтесь, Вы тоже подумали, что, вероятно, сошли с ума, прочитав вот этот пост Потучик?

Вестники апокалипсиса: «Лайньюс» — друг лесбиянок, Потупчик — защитник геев».

Ну и «вишенкой на тортике» по словам Ксении (хотя уж, скорее, дынькой в компоте) — Красовский. После публикации поста Собчак первым изменившимся лицом побежал пруду, естественно, он, записной «открытый гей», коллега и друг Ксении, с которой вместе делает колонку в журнале «Сноб».

Собственно, со времен своего громкого «каминг-аута» Антон консервативной частью общества считается приятным выразителем дум и чаяний геев. И он не разочаровывает, подогреваемый теплотой и заботой старших товарищей, неглупых, но чутких. Вот что журналист, чьим профессиональным девизом уже пару лет является «В любой непонятной ситуации — дави на жалость», излил посильно:

Антон Красовский
Антон Красовский

«Полночи я переписывался с Ксюшей. Потом еще все утро, лежал в кровати и думал: отвечать или нет. Ксения – человек для меня, что там говорить, – родной. Не в том даже смысле, что по-семейному близкий, но в каких-то вещах – жуть, как на меня похожий. Мы оба все время с чем-то боремся, каждый день ищем нового врага, ждем случая, как бы невзначай наступить совсем случайному мерзавцу на слизистый волдырь мозоли. Но самое важное – мы оба ненавидим лицемерие. Вчера жертвой этой борьбы пал совсем не Ашот Габрелянов (тот самый Ксюшин от нечего делать враг), а Артем Королев. Симпатичный добрый ранимый парень, написавший глупый пост в стиле Михаила Ножкина, мол «больше жизни девчонки нам нужны». Что ответила ему Ксюша вы и сами знаете.

Аутинг, что бы вы тут не думали о подлости или неприкосновенности частной жизни, – вполне распространенная и осмысленная вещь. Не было бы на западе серии аутингов, не построился бы этот сказочный мир равноправия и свободы. Никто, кроме таких упоротых мудаков, как я из шкафа сам не лезет. Но есть важная деталь: аутинг придумали для подонков. Для тех, кто по ночам отсасывал по 7 солдатских членов, а утром шел в Конгресс и принимал дискриминационные законы или выходил в эфир национального ток-шоу с текстом «Америка не потерпит гомиков на улицах». Только вот Артем не зачитывал в новостях Первого новость о принятии в третьем чтении закона о гей-пропаганде, не голосовал за этот закон в Думе, не потешался над ЛГБТ-активистами в караоке гей-сауны «Термас». Артем – не член кабинета министров, не руководитель какого-нибудь блока Администрации президента. Он даже не главный редактор новостного ТВ. Он просто забавный чувак с коком с развлекательной «Пятницы». С единственного эфирного канала, где Ксюша может работать.

«Ну ты же знаешь, что он гей», – писала мне Ксюша. «Что Габрелянов – гей». Я задумался и понял, что не знаю. Не то, чтоб я этим никогда не интересовался: и Тёма, и Ашот (прости, Ксюш) – красивые ребята. Но никогда никто из моих собственных знакомых с ними ничего не имел. Аргументы в жанре «ну вся же Москва знает» звучат как-то грустно. Впрочем, речь же не о слухах, а о целесообразности эти слухи превращать в новость. Как-то давно Харви Милк рассказал о гомосексуальности ветерана Вьетнама Оливера Сиппла, спасшего жизнь президенту Форду. «Посмотрите, мол, – говорил Милк, – среди геев есть настоящие герои. Мы – такие же, как вы». В итоге Сиппла прокляла семья, он спился и умер в 47 лет. Милк хотел, как лучше, а получилось, как всегда. Героического Сиппла погубила не собственная маленькая трусость, а храбрость другого человека. Он погиб не на своей войне.

Так вот главное. Поскольку это мой, а не Ксюшин и не Тёмин вьетнам, я не могу это не написать. У меня нет бодигардов и каждый день я захожу в свой темный неохраняемый подъезд, предполагая, что до квартиры могу и не дойти. Несколько раз на меня наскакивали какие-то сумасшедшие: пидор, пошел нахуй из нашего дома, вызову милицию. Пару раз, узнав, пытались избить на Новом Арбате. Но это моя война, я сам ее объявил. Я готов на ней погибнуть. Но готов ли я принести в жертву этой войне кого-то еще? Пусть даже ведущего Первого канала или жулика в генеральских погонах. Когда-то я думал, что готов. Сейчас понял, – нет. Моя война будет за все хорошее, а не против всего плохого. За каминг-ауты, а не за аутинги. И если в результате этой моей войны Ашоту, Теме или кому-то еще будет нестрашно жить с мыслью о самих себе, я буду знать, что войну эту я выиграл.»

Легко представить, как на этих словах скупая мужская слеза струится по небритой щеке Антона, а полчища экзальтированных натуралок привычно строчат «Я Вас люблю!» в его бложеке.

«За всё хорошее, не против всего плохого» — это ж готовая методичка «сидеть и не высовываться», пока тебя имеют. Имеют во всех позах, изо всех медиа-ресурсов, включая семейство Ашотика. И даже этот никому не нужный Артем — он же не лопатой в кочегарке машет, а благоустроенный и образцовый медийный гетеросексуалист, прославляющий, как прекрасно быть гетеросексуалистом.
Собственно, каким до недавних пор был и сам 40-летний Красовский.

Как же хороши в своём невозбранном благолепии все эти милые «красссивые люди»!
Виртуально плачущий Антон пытается уговорить нас на добровольный Стокгольмский синдром, жертвам пожалеть обслугу своих угнетателей — но дураков, извините, нет.

Пользователь Фейсбука Guy Frankovich пишет:

Пользователь Фейсбука Andrey Zaytsev with Andrew Christian пишет:

С ним согласен Николай Баев:

Принудительный аутинг: за и против

А теперь — политинформация, котаны.

Безусловно, признавать ли открыто свою сексуальную ориентацию или нет, делать «каминг-аут» или сидеть в клозете — личное дело каждого. Потому что это часть личной жизни, как и другие подробности личного.
Однако следует сделать одну существенную поправку на реалии: мы живем в России, где гомофобия возведена в ранг государственной политики, официально закреплена законом о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма». Где гомосексуалов преследуют и дискриминируют, увольняют с работы, избивают на улицах и в клубах, запрещают акции в защиту своих прав и просто невинные культурные мероприятия, пытаются отобрать детей, убивают — именно из-за ориентации.

И вот тут мы плавно подходим еще к одному нюансу, которым манипулируют в общественном сознании, выдавая черное за белое и наоборот.

Российские ЛГБТ-представители делятся на несколько каст, существующих в общественном сознании (и соответственно, отношении к ним):

  • 1. Гомосексуалы на вершине «пищевой цепочки», которые встроены в систему, напрямую зависят от неё, и прикладывают усилия для сохранения статус-кво: политики и чиновники-геи, бизнесмены-геи, силовики-геи.
  • Безысходность2. Гомосексуалы, вынужденные пропагандистки обслуживать интересы «вершины пищевой цепочки» — журналисты, редакторы СМИ, артисты и певцы, прочая «творческая интеллигенция» — те самые, про которых «все всё знают», и которыми пропаганда тычет в лицо «Смотрите, геев никто не запрещает и не дискриминирует! Наоборот…»
    Пока они открывают рот верным курсом — у них всё хорошо, было, есть, и будет.
    Впрочем, что значит «вынуждены обслуживать»? Вообще-то у них есть выбор: согласиться подмахивать и продолжать вкусно есть, сладко спать, ни в чем себе не отказывать, или уйти в третью категорию.
  • 3. Миллионы «простых геев и лесбиянок». То есть все остальные, мы с вами. Стремеление которых — просто чтобы их оставили в покое. Именно эти миллионы «простых и рядовых» — целевая аудитория гомофобной пропаганды, именно у них отнимают детей и увольняют с работы, избивают в подворотнях. У них физически нет иного выхода кроме как либо становиться покорной жертвой, либо бороться.

И тут догадайтесь: кого же так яростно ненавидят в опросах общественного мнения «дорогие россияне», если среди их близких «гомосексуалов нет»?

Поэтому не надо ставить знак равенства между всеми гомосексуалами.
Не надо нам тыкать в нос с голубых экранов жирных «успешных» геев, которым «никаких прав не надо», потому что они у них тупо есть и им позволено всё. У миллионов других нет ни защиты, ни обеспеченности, ни уверенности в завтрашнем дне, они запуганы, их самоуважение растоптано.

Собчак никого из кустов не выслеживала, ничью переписку не вскрывала, телефоны не прослушивала. Она лишь озвучила то, что «знают все» — потому что люди, уверенные, что им всегда прикроют зад и отмоют пиар — не утруждают себя заботами.

Не надо ставить знак равенства между аутингом публичных фигур где-нибудь в США и Европе, где есть законы и суды, политические лоббисты, эффективные и хорошо финансируемые ЛГБТ-организации, тысячи независимых СМИ, в том числе, гей-СМИ, а главное, работающие механизмы, позволяющие успешно бороться, судиться в случаях дискриминации. В России у геев и лесбиянок ВООБЩЕ НЕТ никаких инструментов борьбы за свои права, за своё человеческое достоинство, они слепо-глухо-немые со связанными руками, запертые в подвале.
И вот в этом ситуации называть «грубейшим нарушение этики» невозможность связанного человека воспользоваться вилкой — это даже не лицемерие.

Из собственного опыта раздачи интервью различным журналистам и СМИ могу сказать, что еще ни один из них не соблаговолил выполнить свои же обещания: прислать готовые интервью перед публикацией, не перевирать слова и не выдергивать фразы из контекста, так что их смысл меняется на противоположный, не вносить в заголовок кричащую замануху-треш. Даже лучшие из вас, «илита», етить-колотить, выслушав с умными мордочками нашу боль и кровь, изготовляет такие гнусные «сисе-писечные» поделки, что волосы от стыда шевелятся, и в ответ бормочут оправдания «не-виноватый-я-меня-заставили».
Где же ваши «журналисткая этика», писаки в белых пальто?

Примерно так себе представляет «этику в отношении ЛГБТ» российская «илита журналистики»

О «каминг-аутах».
В реалиях миллионы «простых геев и лесбиянок» могут сколько угодно «скрывать и не выпячивать» свою ориентацию, как призывает пропаганда, но жизнь сама выкручивает руки и заставляет это делать, если мы хотим как-то существовать в социуме: приходиться объясняться со своими родителями, друзьями, коллегами, мы вступаем во взаимоотношения с обществом в детсадиках и школах своих детей, в поликлиниках, больницах, ЖЭКе, с соседями по дому. Поэтому невозможно оберегать свою личную жизнь от того, что кто-то будет шарить в наших трусах и нашей постели, если ты не сидишь один, в вакууме, за закрытой дверью, под одеялом.

Российское общество УЖЕ по локоть в наших трусах и в нашей личной жизни. Дорогие россияне, исполненные праведного пыла, вовсю судят и голосуют, имеем ли право мы вообще существовать и что-то делать, решают за нас наши судьбы в ток-шоу и пропагандистских фильмах, врываются на наши собрания и в нашу жизнь со своей указкой и дубиной запретительства, лезут на наши частные ресурсы «глазеть на лизбеяног».

Поэтому, извините, но достало всё это «белое пальто». «Либо ты с нами, либо против нас».
Ловкачей и лицемеров, которые устроились на тепленьких местах и подмахивают гомофобам, то есть наносят нам, ЛГБТ, прямой вред, надо аутить без сожаления.

Даже если «помощь гомофобам» не в открытой агрессии против геев, а в натужной мимикрии под гетераста и промывании мозгов на страницах СМИ. Тыкая пальцем в таких рафинированных конформных геев гомофобы орут нам: «Вот смотрите! Он сидит и не выпячивается. Ему никаких прав не надо — мы позволим ему жить в шоколаде. Берите с него пример, не высовывайтесь!»

Этот вред не так бросается в глаза, но он не хуже в конечном счете, чем избиение геев по подворотням.

«Ломать жизнь» или выздоравливать?

Одна читательница нашего блога «Живые дискуссии ЛГБТ» долго смотрела телевизор, поэтому в её голове всплыла галлюцинация, что принудительным аутингом мы «ломаем жизнь людям — также, как это делают гомофобы, делая аутинг учителям и др.»
Киселёвская риторика.

Задайте себе вопрос: разве «борцы с геями и педофилами» пишут свои «разоблачения» в адрес сильных мира сего? Караулят их в подъезда? Пишут петиции с требованием уволить и посадить?
Нет, они просто организованно занимаются травлей и истреблением самых слабых и беззащитных ЛГБТ — например, подростков, — прикрываясь демагогией о собственной высокой миссии. Это не «аутинг», это травля ради травли, способ испугать всех остальных, заставить отказаться от борьбы за выживание и заткнуть им рот.

Не надо называть «аутингом» травлю и преследование. «Аутинг» — действие нейтральное, это всего лишь публичное сообщение о какой-то детали личной жизни человека, которую тот предпочитал скрыть. Аутинг публичных людей (телеведущих, артистов, политиков, писателей, общественных деятелей) — вообще понятие относительное, так как их личная жизнь — такая же неотъемлемая часть публичности. Которая, кстати, не вызывает у широких масс особого интереса, пока не начинает резко контрастировать с публичным имиджем. Вот тогда «аутинг» и становится скандалом. Как случилось с разоблачающим постом Собчак.

Мировая история ЛГБТ-движения доказала, что каминг-ауты нужны как обществу, так и ЛГБТ-сообществу. Они:

  1. повышают видимость геев и лесбиянок в обществе, заставляют увидеть нас и наши проблемы,
  2. опровергают стереотипы, что у ЛГБТ «проблем нет», что «их права не нарушаются»,
  3. дают правильный образ гея или лесбиянки (как нормальных людей), а не тот маргинальный и карикатурный, который выгоден пропаганде, чтобы им пугать,
  4. видимые геи и лесбиянки снижают уровень агрессии к ЛГБТ в целом, потому что показывают нашу жизнь не словами и лозунгами, а делами и поступками, своей ежедневной жизнью,
  5. «открытые» геи и лесбиянки лишают гомофобов такого мощного инструмента шантажа и манипулирования, как опасность разоблачения,
    6) имеющие влияние и власть «открытые» геи и лесбиянки лишаются необходимости педалировать гомофобную агрессию, чтобы «никто не заподозрил, что я гомосексуал».

Это лишь некоторые причины. Их очень много на самом деле.

Если бы сегодня все миллионы российских геев и лесбиянок «вышли из подполья», просто признавшись в сексуальной ориентации, уже назавтра российское общество убедилось, что боятся и осуждать некого и не за что. Потому что оказалось бы, что геи и лесбиянки — это люди и семьи, которых они знали всю свою жизнь, только не знали об их гомосексуальности.

Да, каминг-ауты должны быть добровольными, потому что они относятся к личной жизни людей. И по отношению к миллионам «простых геев и лесбиянок», которые сейчас в России вынуждены просто физически выживать и защищать свои семьи, можно согласиться на 100%.
Но в отношении тех категорий ЛГБТ, которые помогают гомофобии оставаться на стягах общества, этот принцип не работает.

Реакция Собчак на критику

Вскоре Ксения опубликовала следующий пост:

«О лицемерии

Я удалила пост про скрывающих свою ориентацию геев, потому что Артем Королев действительно ни при чем. Эта новость (хотя для светской Москвы совсем не новость) — про Ашота Габрелянова, который возглавлял самый говенный и лживый интернет-ресурс страны.

И у меня нет никаких мук совести. Узнаю про Милонова — обязательно раскрою его лицемерие. Узнала про Ашота и его «ссылку», организованную папой, «подальше от скандала» — пусть общество оценит, как изысканно наказал Арама Ашотовича господь.

Но меня поразило другое: с каким наслаждением мои коллеги стали — насколько кто может талантливо — втаптывать меня в грязь. И я благодарна за это знание о внутривидовой борьбе. Просто сравните: какой пост написал Александр Тимофеевский — полный неловкости за меня, а не самолюбования собой. Когда я его прочла, мне стало жутко неловко, как и после разговора с моим расстроенным мужем. И с каким наслаждением, и совсем с другой мотивацией, высказались тут же Кашин, Минаев и — вишенкой на торте — Красовский. Какое удовольствие на чужой ошибке заработать очки и выйти в белом, правда, Антон? Так ты все правильно написал, так верно и точно, что от твоих слов крупная мужская слеза стала наворачиваться на моих влажных женских глазах, но…

У меня только один вопрос — почему же в той ночной переписке со мной ты так это все не высказал? Зачем первым делом с упоением рассказал историю о том, как подняли на смех Артема Королева на встрече гей-активистов в голландском посольстве? Почему хотел записать интервью, а потом отменил его, когда я спросила, готов ли ты публично подтвердить наш разговор в Крыму, когда ты живописно САМ первый рассказал мне о Ашоте Габрелянове и его проделках? И почему бы тогда открыто не признаться, что идти против Габреляновых ты не хочешь не из-за «высокоморальности», а в благодарность за то, что они тебе когда-то помогли уладить суд по разбитой в «Твербуле» камере?..

Нельзя выходить в светло-сером фраке, Антон, рассчитывая, что полуправды достопочтенной публике будет достаточно. Меня вообще страшно бесит, что «самые высокоморальные» авторитеты, типа Минаева и Кашина, тут же кинулись с наслаждением на мне оттаптываться, а при этом параллельно, в личку, от огромного количества моих знакомых из медиабизнеса мне сыпались истории про Габрелянова-младшего с такими деталями, которых я точно не хочу знать. И радостное: «Ну хоть кто-то это сказал вслух! Я б не смог, а ты молодец!»

Это очень по-интеллигентски: сами мы аутингами пачкаться не будем, хотя все давно знаем и на кухнях обсудим не раз.

Я тоже всегда выступала за то,что МЫ не должны действовать, как ОНИ. И, опускаясь до желтых подробностей жизни даже такого дерьма как Габрелянов, я опускаю и себя тоже. Самим фактом этого разговора опускаю. Но если я этого не сделаю, вы так и будете обсуждать это шепотом.

Бесит это страшное лицемерие: пересуды на кухне, смакование подробностей, бесконечное «off the record», а потом красивые посты с красивыми фразами о «границах допустимого».

Много ли из вас помнили о «границах допустимого», слушая смонтированную запись моего личного телефонного  разговора? А когда анализировали прослушечку Немцова в фейсбуке? А пост одного телекритика про роман Дианы Вишневой? Вот это все было за гранью этики или на грани? Признайтесь честно, многие из вас рады, что стало публичным то, что уже и так знала вся светская Москва, — просто не хотелось самим мараться.

Мне стыдно, правда стыдно за эту «новость» — она гораздо ниже моего плинтуса, — но если бы я этого не написала, «Лайфньюз» про это материал бы точно не сделал…»

К сожалению, редакция Лесбирукома с самого начала не хотела вмешиваться в обсуждение каминг-аутов мужчин, которые нам в принципе не интересны, но видя, как журналистская (мужская) братия в едином экстазе группой виртуально избивает Ксению Анатольевну (присоединились и некоторые гей-СМИ, кстати) — мы решили выразить свою поддержку позиции Ксении, опубликовать этот текст, который Вы сейчас и читаете.

Что же сам Артем?

Вопреки имиджу бессловесной невинно пострадавшей жертвы, которую из него лепят осуждающие Собчак, у него всё в порядке. О чем он сам и сообщает, обрадованный внезапно свалившейся славой и вниманием:Инстаграм Артема Королева

«У меня вчера и сегодня как будто день рождения :) Давно столько внимания не получал. В общем расслабьтесь, я совершенно точно никакой не активист и уж точно не чей-то «бывший лучший друг». Считаю, что к этой ситуации можно отнестись только с юмором :) А настоящие сенсации надо искать на Пятнице в проекте Ксении Собчак #битваресторанов! В эфире с 4 августа :) «

Фан-клуб в комментариях купает своего героя, не сломленного заклёванной Собчак, в обожании.

«Шоу должно продолжаться» — говорил другой «клозетный» гей, правда, он уже умер.

(c) Volga, 26.07.15

 

Нам нужна Ваша помощь

2 комментария к “Про Собчак и скандал с «аутингом»: как мыши котов спасали

  1. Ксения молодец. Поддерживаю.
    Над аутингом Киселева и к точно рыдать не буду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.