Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

По данным лаборатории исследований сексуальности, во Владивостоке было зафиксировано два случая нападения на геев. В 2014 году трое людей совершили налёт на квартиру человека нетрадиционной ориентации, а в 2015 восемь мужчин в масках избили и ограбили мужчину, когда тот приехал на свидание.
Два гея и две лесбиянки рассказали изданию «The Village»  о своей жизни во Владивостоке, как они приняли себя, справились с давлением общества и через какие трудности при этом прошли.

Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

Дмитрий, 20 лет
официант

Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

Мой каминг-аут произошёл в 18 лет. Тогда я понял, что уже самостоятельный и смогу себя обеспечивать. Готовился ко всему, даже к негативной реакции родителей. Боялся рассказывать им. Они иногда спрашивали, встречаюсь ли я с кем-то. После этого надо либо врать, либо уходить. Мой секрет сохраняло расстояние, которое не позволяло нам общаться близко.

Боялся, что родителям кто-то расскажет, и они всё неправильно поймут. На Новый год я написал им письма. В тот момент я был в другом городе и сильно переживал, когда они вскрыли конверты. Хотел отвлечься. В итоге через четыре часа позвонила мама и сказала: «Дима, ты не волнуйся, всё хорошо, мы тебя любим». Рано или поздно они бы узнали — я не был готов хранить эту тайну долго.

Учеба в университете — этап, который сделал меня сильнее. Тогда мне было сложно, потому что одногруппники не давали прохода, когда узнали о моей ориентации. Тогда я сам себя не принял, не говоря о принятии критики. В те моменты выручала подруга — она меня поддерживала.

После того, как сказал о своей ориентации родителям, я стал более публичным. Сейчас я довольно открытый и ничего не скрываю. Это не значит, что я хожу с радужным флагом по улице и агитирую людей — просто не отрицаю. Не прикидываюсь кем-то другим, ведь это неправильно.

Думаю, что никому нельзя навязать ориентацию. Это биологическая расположенность — человек рождается таким. Я знаком с парнем, у которого есть жена и двое детей, но он встречается с другими мужчинами. Я считаю, это намного ужаснее. Ведь тогда ты мучаешься в браке и изменяешь жене. Даже не представляю, что будет, когда она всё узнает.

На косые взгляды и сплетников не обращаю внимания — у меня есть дела поважнее. Знакомые и коллеги уважают меня за открытость. Во Владивостоке много гомосексуалов, но они скрывают свою ориентацию. По разным причинам: работа, семья, страхи и так далее. Сложно принять себя, потому что со всех сторон могут упрекать. Но, если ты дорог своим людям, они не отвернутся. С этой позицией я иду по жизни.

Алина, 35 лет
психолог

Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

Я никогда не думала о половой принадлежности человека, которого полюблю. В детстве мне нравились и девочки, и мальчики. Я выросла на Кавказе, а там нельзя ни с кем вступать в отношения, пока ты не станешь самостоятельным и независимым от родителей.

В 16 лет переехала во Владивосток и до 21 года ни с кем не встречалась. Потом влюбилась в девушку, которая была в отношениях. И когда её парень уехал в командировку, мы сблизились. Но когда он вернулся, всё закончилось. Потому что она хотела от меня секс, страсть, а от него — быт, семью, стабильность. Я так не смогла, мы расстались. Спустя несколько лет встретила её: она уже приняла себя и жила с девушкой.

В 23 года я начала встречаться с мужчиной — тогда это казалось социально одобряемым. В сожительстве мы пробыли шесть лет. Если бы я могла что-то изменить, то не вступала бы в те отношения, потому что они оказались не продуктивными, а болезненными. Как я потом узнала, он был наркоманом. Вытягивал из меня деньги, бил, запугивал. Но всё равно шесть лет я протянула, потому что это был статус и чувство, что рядом кто-то есть.

После сожительства с мужчиной у меня был перерыв, а потом я снова полюбила девушку. Несмотря на внутренние протесты и гомофобию, решила дать себе шанс — мы с Кристиной вместе уже шесть лет. Тяжёлые отношения с парнем сказались на том, что я начала развиваться в направлении прав человека, особенно — прав женщин. Сейчас предоставляю психологическую помощь девушкам, которые находятся в тяжелых ситуациях.

Несмотря на то, что вся моя семья — осетины, к моему решению никто не отнесся негативно. Думаю, это связано с тем, что я никаким образом не завишу от родителей: ни психологически, ни финансово, ни как-либо ещё. У них не было выбора, и они понимали, что я не жду одобрения. Единственное, что меня волновало, — их безразличное отношение к нашей семье и жизни Кристины. Когда я встречалась с мужчиной, родители интересовались, как у него дела, когда свадьба и тому подобное, а в случае с девушкой такого не происходило. Однажды я сказала им об этом, с тех пор они стали более внимательны.

С Кристиной мы начали встречаться, когда учились на психологов. В рамках учебной программы мы вместе проходили курс личной психотерапии: ходили на тренинги и семинары, в том числе и снижающие уровень внутренней гомофобии. Через четыре года после такого курса я смогла признаться не только семье, но и окружающим. Когда на работе мне желали выйти замуж или родить ребёнка, я отвечала, что у меня есть девушка, и никак этого не скрывала.

Люди интересно реагируют на моё заявление об ориентации. Сначала они перестают смотреть в глаза — стесняются. Чем увереннее я говорю о своих предпочтениях, тем больше это вызывает смущений у спрашивающего — как будто стыдится. Потом постепенно собеседник свыкается с этой мыслью и начинает задавать вопросы.

Сейчас лучше не быть открытым — это небезопасно. Были ситуации насилия, когда сильно избивали лесбиянок. Но представители ЛГБТ-сообщества боятся и не идут дальше в полицию, не заявляют. Люди оправдывают агрессию и винят себя.

Семь лет назад Кристина поехала отдыхать в Китай. Там она познакомилась и сдружилась с гидом. Постепенно он начал проявлять к ней симпатию, а она сразу сказала, что лесбиянка. Всё закончилось тем, что мужчина хватал ее, угрожал и пытался изнасиловать, оправдывая это фразой: «Мужика у тебя хорошего не было, сейчас мы с тобой займемся сексом, и ты изменишься». Всё обошлось, но он продолжал угрожать тем, что найдет ее и убьет. Тогда она не пошла в полицию, потому что побоялась.

До 2013 года у нас с Кристиной были друзья — гетеросексуальная пара с детьми. Дети нас обожали и иногда оставались у нас. А потом вышел Федеральный закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Через полгода друзья начали промывать нам мозги, просили не обниматься или не говорить чего-то при ребенке. В итоге мы с ними перестали общаться.

Не могу сказать, что гомосексуальность — это чисто физическое или психологическое, потому что тут всё индивидуально. Я не встречала таких людей, которые занимались сексом с партнером своего пола из-за тенденций. Если тебе нравится, то ты будешь это делать, а если не нравится, то не будешь, мода тут ни при чем.

С психологической точки зрения, мир гораздо разнообразнее, чем мы его представляем и пытаемся описать. По многим исследованиям, сексуальная ориентация в течение жизни может меняться — и это не страшно. Например, согласно шкале Кинси, в чистом виде не существует гомосексуалов и гетеросексуалов. Если человек говорит, что всю жизнь будет с людьми своего пола, он тем самым дает себе установку на будущее. Это не совсем верно, потому что четкие установки на мужчин или на женщин приводят к большим проблемам. В конце концов, может появиться любовь к противоположному полу. Жизнь разнообразна, всё бывает. Я себе таких установок не даю.

Я такая же, как все — умею любить и люблю. Я не менее традиционна, чем все остальные: хочу детей, семью и дом у моря. Просто люблю женщину и не считаю это чем-то необычным. Мои традиции ничем не хуже традиций остальных. Себя и свою семью я готова защищать от нападок гомофобов.

Анна, 29 лет
журналист-фрилансер

Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

Гомосексуальность всегда сравниваю с первой сигаретой. Если вы когда-то пробовали курить, и вам не понравилось, то вы всё равно это бросите. То же самое и здесь: если вы когда-то подумали о том, что вам нравятся люди вашего пола, то не факт, что это ваше — чувство может пройти.

Я уже достаточно взрослая, чтобы считать себя определившимся человеком. В 18 лет осознала, что мне нравятся женщины. И в школьный, и в дошкольный периоды такое тоже было, но я об этом не думала. Как понимаю теперь, мне нравилась мамина коллега. Я приходила к ним на работу, рассматривала ее и думала: «Юля такая красивая, было бы прикольно, если бы мы пошли гулять». В любом случае, в детстве это было неосознанно.

И мальчики мне когда-то нравились, но это было еще в школе и только потому, что «все так делают, и я так делаю». В парней я никогда не влюблялась — только в девушек. Как-то у меня были непростые отношения с замужней женщиной, после которых я стала думать, что мне нравятся мужчины. Это было чем-то временным. То же самое, как для гетеросексуальных женщин временное увлечение какой-нибудь подружкой. Всё это проходит, и ты возвращаешься к тому, с чего начинал.

Встречала женщин, которые боятся признаться себе. Я вижу, что ей нравятся девушки, но она пытается забить это чувство в себе. Как правило, так делают зависимые от общественного мнения люди.

Я никогда не думала, что во мне что-то не так, и меня не волновало, как с этим дальше жить. Меня интересует только мнение моих близких, друзей, родителей. Остальные могут не знать. Ни разу не было случая, чтобы кто-то сказал плохое в мой адрес по поводу ориентации. Всем всё равно.

Мама узнала, когда я была на втором курсе. Она случайно услышала мой телефонный разговор. Оправдываться было бесполезно. Я спокойно рассказала обо всём. Мама, конечно, заплакала, но сказала, что замечала за мной это где-то с 13 лет. Она предлагала обратиться к врачу. Я её не осуждаю — так делают все. Просто это невозможно в себе забить точно так же, как нельзя развить. Со временем мама поняла, что если поднимать эту тему, то будет конфликт. Запрещать — бессмысленно. Если человек любит людей своего пола, то он будет любить: в тайне от родителей или открыто.

Жизнь лесбиянки во Владивостоке ничем не отличается от жизни, например, с мужем-алкоголиком во Владивостоке. Не думаю, что общество настолько влияет. Серьёзные пары не афишируют свои отношения. Если у меня кто-то спросит о моей ориентации, я скажу правду. Ни разу не наталкивалась на негатив.

Гомосексуальные отношения мало чем отличаются от гетеросексуальных. Два человека живут вместе, у них те же самые конфликты на почве быта, они точно так же проводят вместе время и ездят в отпуск. Я не считаю гомосексуальность отклонением — это скорее особенность. Общество не принимает многих особенностей людей. Но в любом состоянии и с любой ориентацией можно жить счастливо.

Сергей, 31 год
работник сферы продаж и коммуникаций

Как живут геи и лесбиянки во Владивостоке

К тому, что тебе нравятся люди твоего пола, не приходишь — об этом знаешь всегда. Нелегко признать себя, потому что все мы живём по нормам общества и пытаемся переложить их на свои жизни. Так произошло и со мной. Я был женат шесть лет, но однажды понял, что всё идет не так, как хочется.

В моей голове долго зрели определенные мысли и желания, которые я не мог реализовать. Но в 23 года, когда еще находился в браке, мне надоели терзания, и через соцсети я вышел на таких же, как я. Тем самым мне хотелось подтвердить или опровергнуть свои догадки. В первое время отрицал и не понимал, как жить дальше, но за три месяца в голове всё улеглось. Пару раз встретился с мужчиной, потом стал делать это регулярно. На тот момент я считал себя бисексуалом.

У меня был выбор: либо обманывать жену, либо во всем признаться. К тому же можно было развестись, чтобы у каждого была возможность построить свою жизнь. Уйти без причины мог только последний подонок, поэтому я объяснил всё супруге. Но вместо того, чтобы принять меня и промолчать, она пошла рассказывать всем: сначала своей сестре, потом моим родителям и всему району. Сейчас с бывшей женой у меня сложные отношения — мы вообще не общаемся.

Зато у нас есть восьмилетняя дочка, с которой я провожу время и постоянно переписываюсь. С женой не удалось договориться в устной форме, поэтому я плачу алименты. Всё по закону: четверть своего дохода я отдаю на воспитание ребенка. Дочь всё равно растет в другую эпоху, и у нее будет больше доступа к информации, чем было у нас. Думаю, что, когда она станет взрослой, ей будет проще понять меня.

Моя мама была в шоке, когда узнала — для нее это было неожиданностью. Ни внешностью, ни характером я не был похож. Первое, что она сказала: «Да как так можно? Продаю квартиру, ухожу в монастырь!». Таким образом она выразила свой протест, а через два дня принесла брошюру о сексуальной идентичности, страниц на сорок. Я прочитал эту книжку, выделил нужные фрагменты и поставил на полку. Первое время общение происходило через нее. Сейчас тема моих парней и ориентации не обсуждается.

С отцом было сложнее, потому что с ним и разговора не было. Он узнал позднее и задал один вопрос — так это или нет. Я понял, что не вывезу этот разговор, поэтому в буквальном смысле встал и ушел. Полгода мы не могли нормально общаться: как только затрагивалась тема, я выходил из комнаты. Когда вопросы прекратились, всё нормализовалось.

У меня был молодой человек, с которым я прожил три года. Мы приезжали домой на праздники, родители его знали и относились к этому нормально. Они приняли меня таким, какой я есть. Родители ведь хотят внуков понянчить, а у моих проблем с этим нет.

Гетеросексуальные и гомосексуальные отношения отличаются моделью поведения партнеров. С детства нам прививают шаблон традиционной семьи: сильный мужчина-добытчик и беззащитная женщина-хозяюшка. Многие гомосексуальные пары начинают примерять на себя эту шаблонность, а она придумана совершенно для другого типа отношений. Если рядом находятся двое мужчин, то никто из них не является девушкой, насколько бы женственным он ни был.

Мужчина — это в любом случае локомотив, он ведет семью вперед. А в гомосексуальных отношениях таких двигателей два. И неправильно говорить, что один должен быть сильнее, другой — слабее. Отношения «один богатый, другой красивый» всегда недолговечны, потому что богатый находит следующего красивого. Идеальные мужские отношения — равноценное партнерство и в жизни, и в сексе, и в финансовом плане. С девушками это не так: ты единственный локомотив, ты ведешь, она за тобой. Недаром предки придумали называть это замужеством.

Мужчины и женщины по-разному воспринимают даже измены. Для сравнения: мужские особи начали испытывать оргазм с морских коньков, а женские — с высших млекопитающих. Соответственно из-за этого у нас совершенно разное отношение к сексу. Для девушек это что-то сакральное и интимное, для парней — это как пива попить под футбол.

По факту, мужчине нужна не столько верность, сколько преданность: что бы ни случилось, кого бы он ни нашел на стороне, он всегда с тобой, как твой друг. С женщиной по-другому: ее нужно оберегать и никого не подпускать к ней.

Источник: The Village, текст Юлия Рябова, фотографии Василиса Вакилова, Ксения Рябова.

Нам нужна Ваша помощь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.